voiceoftheworld (voiceoftheworld) wrote,
voiceoftheworld
voiceoftheworld

Category:

Обход защитных систем сознания

Сознание человека – это всего лишь тонкая кожура, скрывающая толщу бессознательного. Бессознательные процессы управляют жизнедеятельностью организма, и они же направляют поступки человека, действуя иногда вопреки сознанию, которое по отношению к ним вторично. При этом важность сознания огромна: только оно осуществляет критический контроль и переработку входящей информации. Подсознание человека подобно компьютеру, который послушно обрабатывает вводимые в него данные и выдает решение. Оно в принципе не оперирует понятием «ложь», так как это понятие появилось уже после возникновения сознания.

Пробить тонкую защиту критического осмысления, вписать себя прямиком в подсознание – важнейшая цель каждого психовируса. Для этого у него есть целый арсенал стандартных способов:


Силовая ломка

Дрессировка с помощью физических наказаний – самый простой и в то же время эффективный способ внушения. Чтобы выдержать систематические побои и унижение, человек должен обладать терпением и недюжинной силой воли. В большинстве случаев инстинкт самосохранения протестует против боли и принуждает сознание повиноваться дрессировщикам.

Большая часть насилия выпадает на долю ребенка в раннем детстве, когда взрослые вбивают ему семейные автоматизмы. Именно в детстве у людей вырабатывается привычка повиноваться силе. Эта привычка останется на всю оставшуюся жизнь. Страх наказания будет перенесен с родителей на общественные институты. С детских лет человек привыкает к мысли о том, что сильный всегда прав.

Насилие передается по цепочке из поколения в поколение и от человека к человеку. Работает простой принцип «меня били, и я буду бить». Люди «отыгрываются» за свои унижения – но не на тех, кто их унизил, а на более молодых и слабых собратьях.

Известны случаи, когда призывники с высшим образованием, отслужившие положенный год, добровольно оставались служить дальше – чтобы компенсировать год унижений перед «дедами» годом издевательств над новым призывом.

Любой кинолог знает, что нельзя бить щенка – иначе из него никогда не вырастет храбрый боевой пес. У него не будет чувства собственного достоинства. Он будет кусать прохожих и гонять шавок, но трусливо подожмет хвост при виде поднятой палки, которой привык бояться. Перенеся эту ситуацию в мир людей, вы сможете в полной мере оценить значение семейного и армейского насилия в системе воспитания рабов.

Гипноз

Гипноз (от греческого hypnos – сон) – это искусственно вызываемое сноподобное состояние человека и высших животных. От обычного сна гипноз отличается тем, что торможением охватывается не вся кора головного мозга. Отдельные ее участки (так называемые сторожевые пункты) сохраняют возбудимость и обеспечивают контакт загипнотизированного с раздражителями. При глубоком гипнозе слабые раздражители (например, слово) действуют эффективнее сильных (например, боли), что широко используется в медицине.

Преимущества гипноза как средства программирования очевидны.

Во-первых, вводимая информация не проходит критической обработки сознанием; она просто «прописывается» в мозгу целиком и без изменений.

Во-вторых, информация попадает прямиком в область подсознания. По завершении сеанса пациент может и не помнить, что именно ему внушили. Но когда приходит время, он, сам не зная почему, с точностью выполняет все заложенные инструкции.

Например, во время сеанса гипнотизер говорит пациенту: «Через 10 минут надень мой пиджак, висящий на стуле; после пробуждения ты забудешь мои слова». После пробуждения пациент действительно ничего не помнит. Когда приходит срок, он начинает чувствовать беспокойство (подсознание ищет пути выполнения задачи), озноб (сознание выдумывает ложную причину логически бессмысленному поступку). Затем пациент жалуется на холод (хотя в комнате тепло), извиняется и надевает чужой пиджак. И если не рассказать ему о проведенном опыте, он так никогда и не поймет, что же на него нашло.

Введение в гипнотический транс осуществляется путем усыпляющего, монотонного воздействия на кору головного мозга. Действие основано на том, что мозг, много раз «переваривший» одинаковую информацию, убеждается в ее ненужности и как бы «отключается», избавляя себя от ненужного труда. Существует множество техник, использующих словесное усыпление (обратный счет и пр.), ритмичные звуки и световые сигналы. К сожалению, все эти техники в полном объеме присутствуют в арсенале социального программирования.

Самым привычным и наглядным примером социального гипноза является церковь. Заунывное пение хора и монотонный голос чтеца в сочетании с ярким интерьером быстро и надежно погружают толпу в состояние легкого гипнотического транса. Именно поэтому на строительство и содержание величественных церквей и соборов во все времена тратились колоссальные средства: эти сооружения служили «гипнотическими машинами», с помощью которых государства сдерживали и направляли недовольство народных масс.

Современный аналог церкви – это дискотека с ее гипнотизирующими ритмами и светомузыкой.

Однако самым сильным гипнотизатором в наше время, безусловно, является телевизор. Уже по своему техническому устройству монитор способствует вхождению человека в транс. Изображение на нем представляет собой быстро сменяющие друг друга картинки. Эта смена кадров не фиксируется сознанием, но играет огромную роль в загрузке и торможении клеток коры головного мозга. Кроме того, вхождению в транс способствует постоянное фиксирование взгляда на прямоугольнике экрана. Экспериментально доказано, что одно и то же гипнотическое внушение гораздо эффективнее действует через телевизор, чем «вживую».

По форме и содержанию программа информационно-развлекательных каналов представляет собой непрерывный сеанс гипноза. Мелькающие, сменяющие друг друга рекламные ролики идеально играют роль фактора, вводящего в аудиторию в транс: люди стараются не воспринимать заложенную в них рекламную информацию и приучаются отключать сознание от обработки входящих данных. Следующие за рекламой информационные программы «по инерции» проглатываются сознанием, погруженным в легкий транс. Поэтому абсолютное большинство людей послушно верит даже самой бредовой и противоречивой информации, получаемой с экрана.

Ещё один важный гипнотизирующий фактор – рутина. Весь день современного горожанина распланирован с утра до вечера: подъем по часам, завтрак, работа, обед, опять работа, ужин, телевизор, секс, сон, снова подъем по звонку будильника. Он автоматически ходит на работу и домой по одному и тому же пути, смотрит одни и те же передачи, говорит одни и те же слова. И так из года в год. Если еще учесть, что на работе людям, как правило, приходится выполнять стандартные механические операции, то их пустые, отсутствующие глаза перестанут вызывать удивление. В этой жизни нет места сознанию и творчеству – программа выполняет все лучше и точнее, без лишних затрат энергии. И человек послушно «отключается», действует автоматически, позволяя внешним сигналам беспрепятственно входить в свое подсознание, направлять свои поступки и изменять свою жизнь.

Фрагментация

Этот способ обхода сознательной фильтрации заключается в том, что программирующая информация разбивается на небольшие кусочки, внешне никак не связанные между собой. Анализируя каждый фрагмент, сознание не может охватить все сообщение целиком и уловить манипуляцию. Будучи уже введены в мозг, разрозненные фрагменты синтезируются в то миропонимание, которого и добивался от жертвы манипулятор.

Система образования недаром разбивает процесс обучения на отдельные «предметы». Детей учат мыслить различными, совершенно не связанными друг с другом потоками мышления. Их учат воспринимать, как должное, фундаментальное противоречие в логике доброй утонченной учительницы литературы и тупого кровожадного военрука, в мировоззрении строгого учителя биологии и бородатого учителя православия. Адекватный человек осмысливает ситуацию и выбирает: быть ему гуманистом или убийцей, ученым или верующим. А школа вынуждает ребенка расщеплять сознание и стараться сдать на «отлично» противоречащие друг другу концепции.

К совершеннолетию человек Системы уже привычно делит мир на различные «отрасли знания». В рамках одной изолированной отрасли можно внушить человеку то, что невозможно внушить в другой. Фрагментированный разум не способен синтезировать единую картину и увидеть противоречия. Гуманизм в нем прекрасно уживается с любовью к оружию и ненавистью к «врагам Родины», а знание биологии и точных наук никак не противоречит религиозному бреду. Такой в меру адекватный, в меру параноидальный, в меру добрый и в меру агрессивный носитель идеально управляем. Система посылает сообщение по нескольким каналам, каждый из которых воздействует на отдельную сторону расщепленной личности. Средний носитель, как правило, силен только в одной из отраслей знания, и только в этой отрасли способен уловить ложь. Но ведь остальные-то каналы говорят то же самое, а их много! И сообщение проходит.

Вы наверняка помните, как проводилась мысль о войне с Чечней. Купленные историки и социологи мудро рассуждали о фундаментальной агрессивности чеченского общества (игнорируя то, что именно Россия на протяжении двух веков вела на Кавказе захватнические войны). Купленные «духовные лица» дискредитировали веру чеченцев: дескать, их Ислам – это секта, а вот Ислам официальный – это истинная вера. Военные твердили о зверствах «боевиков», а массовые разрушения, вызванные федералами, преподносили как должное. «Гуманные» правоведы доказывали, что агрессия ведется якобы не против целого народа, а против отдельных лиц. Обыватель, не способный осознать наличие единого заказчика за спинами множества разнообразных «экспертов» был вынужден согласиться с общей идеей – даже если четко понимал, что некоторые из них лгут.

Эффект толпы

Любая «промывка мозгов» работает гораздо эффективнее при большом скоплении народа. Находясь в одиночестве, человек отвечает сам за себя, находится настороже. В толпе возникает чувство защищенности и единства с массой (так называемое «стадное чувство»). Люди снимают психологические барьеры, отключают самоконтроль. Близкая дистанция между людьми способствует быстрой передаче информации по невербальным каналам: над толпой повисает «аура» эмоциональных запахов, каждый человек по «языку тела» ощущает эмоции соседей. Поэтому один «заведенный» может запустить цепную реакцию возбуждения на всю толпу, которая в этот момент психологически представляет собой единый организм с людьми-клетками.

Одурманивание

Алкоголь и другие ослабляющие волю наркотические вещества применялись вирусными структурами с самого момента их зарождения. Спаивание бунтующих масс, спаивание собственных солдат для притупления страха смерти, спаивание покоряемых народов, еще не знакомых с алкоголем, спаивание собственных советников с целью вызнать их тайные мысли – история кишит подобными примерами. В наше время роль спиртных напитков и общедоступных легких наркотиков даже возросла.

«Разжижение мозгов» травкой и выпивкой не только на время успокаивает раба, но и делает его программирование до смешного простым. Проспавшись после обильного возлияния, человек часто не помнит, что он видел и слышал вчера. Тем не менее, вся впитанная в отравленном состоянии информация остается в памяти - в заблокированном виде.

Подсознательная связка

Если в рекламных роликах создание ассоциации между рекламируемым тампоном и прекрасной девушкой очевидно и доступно сознанию, то в более серьезных программах связки тщательно маскируются. Вот только несколько распространенных примеров:

Чередование репортажей и программ. Быстрая смена темы в новостях вызывает эффект наложения эмоций. К примеру, сразу после репортажа о воинской части, составляющей «гордость нации», подается репортаж о деяниях рекламируемого лидера. Впечатление, полученное зрителем от созерцания символов мужской силы и агрессии – ракет и самолетов – не успевает развеяться и накладывается на образ серого и невзрачного человечка, «волшебным образом» превращая его в супермена. Точно так же регулярный показ художественных фильмов о зверствах «террористов» создает благодарную почву для последующих оправданий преступных действий государства в программе новостей.

Использование фона. Рекламируемый объект подается так, чтобы на заднем плане был «случайно» виден объект связки. Так, если репортаж дружественный, то рекламируемая политическая фигура будет показана на фоне ликующей толпы или хвалебного транспаранта, а в случае «антирекламы» это будет что-нибудь недостойное или смешное.

В США был такой скандал: в одном из репортажей деятелей Демократической партии показали таким образом, что на заднем плане была видна только вторая половина транспаранта с надписью «DEMOCRATS». То есть в подсознании зрителей демократы связывались с «крысами». На телекомпанию подали в суд.

Бегущая строка. Текст, подаваемый внизу экрана в самый разгар захватывающего фильма, проходит напрямую в подсознание, минуя сознательный контроль. При этом на информацию накладывается впечатление от просматриваемого фильма.

«25-й кадр». В свое время был темой множества спекуляций. Если в структуру ленты (25 кадров в секунду) «вкроить» рекламу (по одному кадру в каждую секунду), то такой невидимый «фильм в фильме» будет вводить образы прямо в подсознание. Хотя официально этот способ внушения запрещен, это не исключает возможности его использования.

Во всех этих (и подобных) случаях человек не может осознать, что им манипулируют. Ведь информация не содержит никакой явной лжи, сознанию нечего отвергать. Происходит манипуляция не самими фактами, а ОТНОШЕНИЕМ к этим фактам.

Многократное повторение

Древняя поговорка «повторение – мать учения» содержит чистую правду. Системный информационный «дождь» поливает поле восприятия человека каждый день с утра до вечера, не давая ни секунды передышки. Даже не падкий на рекламу человек со временем выучивает наизусть идиотские ролики. Глупые попсовые шлягеры помимо вашей воли крутятся в вашем мозгу.

Если вы внимательно следите за политическими манипуляциями, то вы, возможно, заметили некий парадокс. Например, вы наблюдаете по телевизору рекламную кампанию какого-нибудь новоиспеченного «лидера» и твердо знаете, что он - вор и манипулятор (допустим, вам известны факты из его прошлого). Вы испытываете по отношению к нему неприязнь, возможно - даже ненависть. Пропаганда бесстыдно хвалит его круглые сутки, но вы не верите ни одному слову, так как твердо знаете, что все это - ложь. Однако, проходит время, и вы с удивлением замечаете, что ваше отношение каким-то чудом изменилось. Прежняя осознанная антипатия сменилась безразличием и даже некоторым уважением к политикану. Нет, умом вы по-прежнему понимаете, что он был и остался подлецом. Но ваше подсознание предает вас, воспринимая врага, как друга. Почему так происходит?

Дело в том, что ваша память сортирует входящую информацию и для удобства разбивает ее на своего рода «папки». Такая папка отводится и данному «лидеру». Вся новая информация о нем складывается в эту «папку». Причем новая информация кладется поверх старой, которая постепенно уходит в прошлое и архивируется.

Как уже говорилось, подсознание не отличает лжи от правды. Когда вы слышите явную ложь один раз, вы возмущаетесь, и информация ложится в память с пометкой «ЛОЖЬ: не использовать». Но когда эта ложь бомбардирует ваше восприятие несколько раз в день, вам надоедает отвлекаться, и вы начинаете «пропускать ее мимо ушей». Для подсознания отсутствие отторжения автоматически означает принятие. И вся «пропущенная мимо ушей» ложная информация оказывается в вашем мозгу с пометкой «ПРАВДА»!

Таким образом, самый наглый и очевидный обман, будучи повторен сотни раз, начинает восприниматься, как правда. Со временем факты забываются, и ложь становится уже «исторической правдой» - до тех пор, пока жив породивший ее режим.

Отсюда можно сделать парадоксальный, но в то же время совершенно верный вывод:

ЧЕМ ЧАЩЕ И НАСТОЙЧИВЕЕ ИНФОРМАЦИЯ ПОВТОРЯЕТСЯ В СМИ, ТЕМ БОЛЬШЕ ЛЖИ ОНА СОДЕРЖИТ

Сенсация

Любой владеющей гипнозом цыганке известно, что проще всего овладеть разумом человека, только что испытавшего душевное потрясение. Находясь в состоянии шока, сознание теряет ориентиры и лихорадочно ищет, за что бы уцепиться. Чтобы обрести уверенность, ему нужна некая надежная поверхность, точка опоры. Этой точкой опоры может стать уверенный голос сильного, решительного человека.

В жизни, как правило, точкой опоры становится голос манипулятора.

Суть метода сенсации заключается в преднамеренном шокировании общественного сознания с помощью создания образов реальной или вымышленной опасности. Теракты (иногда совершаемые спецслужбами специально с этой целью), крупные аварии, стихийные бедствия раздуваются в программах новостей до масштабов вселенской катастрофы. Перепуганный обыватель хватается за сердце: как жить в таком страшном мире?! Спокойный, уверенный голос лидера возвращает ему надежду и указывает верную дорогу в море хаоса.

Разумеется, верной дорогой становится та, которая выгодна режиму, создавшему сенсацию.

Игра

В процессе естественного отбора примитивные особи, следующие эффективной модели поведения, выживают. А следование ошибочной модели неизбежно ведёт к гибели.

Но развитые существа – высшие млекопитающие и птицы – в процессе эволюции научились избегать смертной казни за ошибки юности. Они приобрели свойство оттачивать модели поведения ещё до их применения в реальной жизни. Детёныши опасных хищников борются друг с другом, не выпуская когти. Котята с удовольствием гоняются за хворостинкой, хотя точно знают, что это не еда. Дети играют в пятнашки, в войну, любят в шутку подраться по пустяковому поводу. Всё это – игровое поведение. Инстинкт отработки программ действия. Инстинкт обучения высших животных. Реальная, генетически обусловленная школа подготовки к жизни.

Игровой инстинкт остаётся и у взрослых, хотя частично ослабевает. Желание пострелять, полетать, полихачить в компьютерном симуляторе безо всякого риска для жизни – что может быть естественней? Или почему бы не посмотреть, как в художественном фильме Джеймс Бонд валит пачками злодеев Мирового Терроризма? Или как доблестные менты расправляются со злобными бандюганами? Или как одна абстрактная Звёздная Империя побеждает другую абстрактную Звёздную Империю, по странной случайности чуточку похожую на реального врага твоего режима?..

Это «понарошку», благодаря которому зритель не расценивает художественный фильм или книгу, как пропаганду, играет огромную роль. Медиаиндустрия создаёт тысячи игровых виртуальных миров, день и ночь бомбардируя ими сознание обывателя. Благодаря многократному повторению и подсознательным связкам игровой реальности с действительностью, творения мировой «фабрики грёз» работают эффективнее любой открытой государственной пропаганды.

К сожалению, немногие понимают, что искусство – это информационное оружие. Что заказной «художественный фильм» часто отличается от пропагандистского ролика лишь названием. Люди послушно проглатывают, серия за серией, специально выпущенный для этого бред, и бездумно впитывают в себя массу рабских шаблонов поведения.
Tags: Соцпрограммирование, Теория Системы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 46 comments