voiceoftheworld (voiceoftheworld) wrote,
voiceoftheworld
voiceoftheworld

Category:

Похороны нацвопроса

Статья посвящается памяти недавно почившего Константина Крылова и всем тем, на кого его националистическое фэнтези оказало прискорбное влияние. Рекомендуется к прочтению либертарианцам, которые при этом считают себя идеологами русского (или любого другого) националистического движения.




В наше время не в моде лонгриды, потому буду предельно краток и точен.

Вы знаете Фарион? Есть в Украине такая безумная бабушка, бывшая комсомолка. Она считает, что быть настоящим украинцем может лишь тот, кто говорит на мове. А тот, кто на мове плохо, а на языке хорошо – обязательно москальский агент и зрадник.
Когда началась война, бабушке неоднократно указывали на недопустимость подобных высказываний: во-первых, русскоязычным украинским бойцам, сидящим на передовой, слушать такое, мягко говоря, не приятно. Во-вторых, каждое такое слово вражеская пропаганда смакует с огромным удовольствием, еще больше накручивая ненависть к Украине у своего населения, мотивируя жителей Донбасса поддерживать оккупацию против «фашиствующего Киева».
Но бабушке пофиг. Она националистка. Она считает, что людьми в 21 веке движут языковые и культурные различия. Объяснить ей что-либо невозможно.

Просвещённые люди смеются над безумной старухой, но при этом вовсю оперируют понятиями «нация», «политическая нация», «русский народ» и т.п. Но понимают ли они реальное, физическое значение этих слов?

Вам-то, конечно, кажется, что вы понимаете, потому что вы вошли в парадигму, где эти понятия общеприняты. Но и верующему кажется, что Бог есть, а патриоту кажется, что Родина – это что-то реально существующее, а не просто кусок земли, завоеванный когда-то и огороженный государством, в котором ты родился. Как можно быть уверенным, что ты не попал в силки иллюзии?

Разберемся, что представляют собой эти вещи в реальности. Если вы серьезно изучали историю и культурологию, эти вещи для вас должны быть абсолютно ясны. Если нет, попробуйте представить себя инопланетянином и взглянуть на все так, будто видите в первый раз.

На уровне «железа» изначальной ячейкой человеческого общества был род. Это человеческое стадо, или стая, объединенная кровным родством. В ней, как и в любой стае, есть иерархия, вожаки, альфы, беты, гаммы и т.п. Все знают друг друга лично.

Единственное отличие от стай других видов – повышенная способность к передаче информации. Кроме генофонда в роду есть также и мемофонд – это языковые формы, из которых слагаются передающиеся из поколения в поколение правила поведения, технологии создания предметов, сказки, приметы, верования и т.п. Часть из них полезны, часть просто идут балластом, как современные анекдоты, часть откровенно вредны, но всех их объединяет одно: это просто ПРОГРАММЫ. Они, конечно, влияют на принятие решений, но принимают решения все-таки люди: напасть на соседний род или породниться? Нужно ли рыть ловчью яму на мамонта, или копьями так справимся? Люди должны собраться, порешать, распределить обязанности и СДЕЛАТЬ.

То есть, общий мемофонд делает кооперацию людей более эффективной, но не может заменить собой организацию. Сказка о подвигах героя может помочь вождю подвигнуть род на трудную битву, но не заменит собой этого вождя. Надеюсь, это достаточно очевидно?

Идем дальше. Род не может существовать в вакууме – выродится. Поэтому соседние рода постоянно встречаются и обмениваются генофондом и мемофондом. Постепенно мемофонд синхронизируется, и становится у всех похожим. Это уже племя. В нем может возникнуть организация следующего уровня. Главы родов могут выбрать единого вождя и вместе пойти на кого-то войной.

Большое племя, или союз племен, долгое время проживающих на одной территории и смешавшихся до степени малоотличимости, образуют этнос. И здесь важно понять, почувствовать, что такое «образуют». Это не значит, что они все маршируют строем под командой одного лидера. Нет, нет и еще раз нет! Организация и мемофонд – разные вещи! Один этнос – это значит, люди традиционно носят похожую одежду, празднуют общие для всех праздники, верят в одних богов и т.п. Например, коми-зыряне, ингуши, чеченцы. Они похожи не потому, что им приказали, а потому что они в этом росли, к этому привыкли и просто не видят для себя другой жизни.

Им проще найти общий язык с членами своего народа, чем с чужаками, но это не означает единства в организации. Более того, организация в обычном случае им и не нужна. Зачем коми-зырянам ходить строем и кому-то подчиняться? Чтобы вместе ловить рыбу на реке? Нонсенс. Нужда в организации возникает, когда приходит соседнее племя с войной. Тогда все рода собираются, выбирают вождя и идут биться. Если это происходит часто, власть вождя укрепляется. Сборы на войско становятся регулярными и превращаются в дань. Власть особо успешных вождей начинает передаваться их детям. Возникает административный аппарат и прослойка профессиональных воинов. То есть – возникает государство.

Можно было бы сказать «этнос рождает государство», но это не так. Масса народов без государства обходились прекрасно. Вы не найдете в истории Ненецкого королевства или Алеутской империи. Государство рождают война и избыток. Там, где есть причина для войны и есть возможность кормить профессиональных воинов, при первой возможности появляется государство. И дальше уже подчиняет себе всё, в первую очередь мемофонд. Возникает каста прикормленных королевских жрецов, формируются идеологические мифы, обосновывающие нерушимость власти, происходит сословное деление на правящих паразитов и трудящихся простолюдинов.

С этого момента будет уже неправильным говорить «французский народ напал на британский». Потому что народ, или этнос, уже ничего не решает. Родоплеменная структура разрушена, все решения принимает государство, исходя из своих соображений, а не воли подданных. Правильно говорить «король А напал на короля Б».

Когда король А полностью побеждает короля Б, у него возникает проблема. Мемофонд этноса Б настроен на то, чтобы им правили короли Б. Их так учили много поколений. Что короли Б – свои, родные, богоизбранные, добрые. А все другие короли – злые, нечестивые, коварные. И в процессе завоевания народ Б в этом воочию убеждается: армия А грабит их дома, насилует женщин – словом, делает то же, что сделала бы армия Б в королевстве А, если бы победила. Народ копит злобу, точит вилы и ждет любого смельчака, готового объявить себя новым королем Б и повести их против захватчиков.

Простой выход для А – посадить на месте лояльного короля из среды ренегатов Б, который будет платить дань. Минус в том, что пудрить народу Б мозги он будет по-старому. И в любой удобный момент сможет восстать, опираясь на старую систему внушения.

Поэтому дальновидный король А поступит иначе. Он создаст миф, по которому именно А является центром мира, все остальные этносы вторичны, а их королевства ничтожны. Захватив каждое новое королевство, он будет всеми путями насаждать мысль о том, что все жители – А, что быть А – это цивилизованно, мудро и прогрессивно, а Б, В и Г – отсталое варварство. Чтобы перейти в «титульный народ», «этнические меньшинства» должны преуспеть в усвоении мемофонда А, проявить себя в его индоктринации на своих землях.

Так возникает империя. И так возникает нация. Нация – это искусственный этнос, созданный на основе творчески переработанного государствообразующего мифа титульного народа. Сам титульный народ при этом в меметическом плане исчезает – его исходный мемофонд перерабатывается в имперский, а генофонд постоянно пополняется за счет новых покоренных и ассимилированных народов.

Во все времена формированию имперского мифа придавалось огромное значение. Плеяды талантливых ученых проводили жизнь в императорских дворцах, переписывая историю, сочиняя сказания и гимны, рисуя героические полотна и статуи. В школьных учебниках истории вы читаете имперский миф. В музеях искусства видите имперские агитплакаты. Вы празднуете имперские праздники. Вы гордитесь победами имперского оружия. Вы верите в величие и избранность имперского титульного народа А. Вы говорите на имперском титульном языке. Это и есть то, что делает вас частью нации.

Но вы либертарианец :)

Вы ненавидите государство. Вы понимаете, что это паразитическая структура, высасывающая из вас и всего народа соки, портящая ему жизнь. Вы хотите свободы себе и всем остальным. Вы хотите, чтобы люди объединились и встали, как один, на борьбу с антинародной властью.

И вы понимаете, что империя сильна мифом. Вы хотите повернуть этот миф на пользу людям. Объяснить им, что теперешняя империя – отстой, служит интересам злых этатистов. А вы бы построили империю свободную, и вообще не империю, а федерацию, где каждый сам себе хозяин.

И еще Константин Крылов рассказал вам, как национальные меньшинства, чьи этнические программы не до конца переплавлены в плавильном котле империи, при случае притесняют титульный народ, не имеющий своего политического представительства.

Из всего этого у вас рисуется некий смутный образ того, как «русские люди», осознав свою русскость, встали, скинули империю, основанную на том же мифе, и обрели свободу.

На этом этапе противоречие такой позиции должно уже бить по глазам, но я продолжу разбирать дальше, чтоб было уже совсем понятно. Сделаем это в форме вопрос-ответ.


- У русских людей нет своего национального государства.

- Потому что русские – не этнос, а титульная нация империи, сотканная из множества «переплавленных» в прошлом народов. У них есть империя. Точнее, это они у нее есть.


- Нацмены формируют диаспоры, защищают свои интересы коллективно. Этнос – сила.

- Диаспоры формирует не этнос, а конкретные люди на основе сохранившихся родоплеменных связей. Вы тоже можете озаботиться восстановлением родоплеменных связей. Хотя в 21 веке это будет выглядеть странно.


- Люди, говорящие на одном языке, принадлежат одной нации и должны жить в одном государстве.

- Расскажите это англичанам, французам, испанцам и сотням их бывших колоний, включая США. Чем больше выбор юрисдикций у каждой группы и чем сильнее конкуренция между ними, тем больше свободы у этой группы.


- Нам надо гордиться, что мы русские, чувствовать свое величие, единство и причастность.

- Чтобы что? Выйдите на любую акцию Вечного Полка – там величия, единства и причастности хоть жопой ешь. Как это поможет вам сподвигнуть этих людей на смену власти?


- Осознание своего единства на основе общей нации поможет людям объединиться в борьбе против власти.

- Осознание людьми своего единства на основе чего угодно поможет людям объединиться в борьбе против власти. Фактически, ничего и выдумывать не надо: хомо сапиенс генетически лучше всего объединяется не за что-то, а против общего врага. Брать за основу объединения используемый врагом концепт – странная идея. Это как объединяться против Гитлера на основе национал-социализма.


- Мы победим Путина на ниве национализма. Он имперец, а мы за русский этнос.

- Вам не повезло. Русского этноса нет и никогда не было, есть имперская титульная нация. Все эти кривичи, вятичи и древляне переплавлены много веков назад, от них ничего не осталось. Все, во что вы верите, все общие мифы, что вас «объединяют», созданы для вас империей на разных этапах ее пути. Бороться с империей, потому что она недостаточно имперская, недостаточно соответствует собственным мифам?


- Ну и что? Вот в Украине на наших глазах происходит становление политической нации. Там тоже много этносов и языков, но они все, как один, объединились в огне Майдана…

- Украина борется с внешним врагом. Ей и нужен имперский миф, чтобы Россия не переплавила этносы по одному. А вам он зачем? С кем воевать собрались?


- Сам же сказал, что люди одного этноса или нации лучше ладят друг с другом. А мы хотим объединяться для борьбы.

- Да вы и так одной нации! Вам не дает объединяться не языковой и культурный барьер, а нежелание или неумение организовывать. От того, что вы 1000 раз повторите «мы русские, с нами Босх» ничего не изменится, кроме того, что представители «недорасплавленных» этносов от вас отшатнутся.


- Ты не понимаешь. Политическая нация – это не только язык, мифы, лозунги и символы, это некое глубинное осознание общей ответственности за страну, за ее будущее, за наших детей…

- Я понимаю. Этими словами начинается любая политическая агитка. Важно то, что следует после этих слов. Это может быть революция, а может – путинские поправки в Конституцию. Очень важно научить людей быть невосприимчивыми к этой демагогии, уметь вычленять значимую часть сообщения – то, что предлагается сделать. Нация – важнейшая часть имперской демагогии. Нет её. Есть люди, которые что-то делают или не делают.


- Ты хочешь лишить нас идентичности, самобытности, сделать безликими общечеловеками.

- Нет, я хочу, чтобы вы приобрели наконец идентичность и самобытность, перестав сливаться до степени неразличимости с имперскими «ватниками». Хочу, чтобы вы создали и развивали свою самобытную культуру «свободных русских», а не махали имперскими флажками в экстазе почитания героических предков. Черт возьми, хочу, чтоб вы хоть чем-то отличались от рабов государства!


- Но как ты видишь жизнь без нации? Как могут люди эффективно действовать, будучи разными по менталитету, языкам, привычкам?

- Накопите денег и возьмите билет на большой круизный корабль. Там вы увидите, как люди со всех концов света от Молдавии до Бразилии работают единым коллективом с такой эффективностью, какая не снилась ни одному политическому движению. Мир давно перерос этнический и национальный вопрос. Культура стала общемировой, а гугл-транслейт убил последние языковые барьеры. Зацикленность на нацвопросе – признак демагогов, тянущих людей в прошлое. Вы еще на тейпы людей поделите и кровную месть вспомните…


- А если и когда мы победим, и российская империя станет нашей федерацией, разве не понадобится нам национальная гордость для возрождения величия?

- Вы победите тогда и только тогда, когда за речи о величии нации начнут, наконец, бить в лицо, а людей начнут интересовать конкретные реальные вещи. Переиграть Путина на поле великодержавных мифов, конечно, можно. Но денег на пропагандистов и рисование мультиков о сверхоружии у него значительно больше. Да и назваться тогда надо не либертарианцами, а РНЕ или что-то в этом роде. На двух стульях не усидишь.


- Ну не хотелось бы терять энергию нацвопроса, пусть националисты идут к нам…

- Энергия нацвопроса, как власть Кольца, принадлежит Саурону, то есть тому, кто владеет империей. История с Донбассом наглядно показала, как легко этот контингент управляется имперской пропагандой. Щелчок – и бывшие белоленточники уже «крошат укроп» на Донбассе. А могут покрошить и вас, если будет на то воля господская. Надо не использовать Кольцо, а ослабить его силу, уничтожить.


- Критикуя – предлагай. Ты не хочешь, чтобы мы педалировали нацвопрос. А что надо-то делать?

- От Калининграда до Камчатки тысячи мелких и средних предпринимателей из-за коронавирусной эпидемии понесли огромные убытки, многие разорились. В связи с падением цен на нефть скоро начнется затяжной кризис. Государство планирует при этом дальнейшее повышение налогов и поборов, которое сделает их жизнь невыносимой. У этих людей нет политического представительства, они разобщены и в панике. Им пофиг любые нацвопросы, они уже много лет стихийные либертарианцы, просто не знают этого. Это – ваш контингент, ваша целевая аудитория. Я говорил это еще в 2012, но сейчас вопрос стоит как никогда остро. Или средний класс объединится в борьбе с госмонополиями и сетевыми компаниями олигархов, или средний класс в России исчезнет. Вот о чем надо думать, вот куда направлять основной вектор воздействия.

И да пребудет с вами Сила! :)



Tags: Политота, Теория Системы, Типология заразы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments